Святая Ксения Петербургская

21 ноября 2016 - Администратор
article98.jpg

 Блаженная Ксения Петербургская

О жизни Ксении Петровой, прославившейся как блаженная Ксения Петербургская, известно немного. Предания о ней стали записываться почти через полвека после ее смерти, а никаких документов не сохранилось. Что странно для столичного города, где население учитывалось довольно тщательно. Впрочем, это не касалось глухой окраины, какой была тогда Петроградская сторона — ныне один из центральных районов города.

Житие святой ксении петербургской

Три века назад там теснились лавки, распивочные, казармы, дома офицеров столичного гарнизона. Среди них был и родной дом будущей святой- ее отца, фамилию которого история не сохранила, звали то ли Григорием, то ли иваном, имя матери и вовсе неизвестно. Житие утверждает, что она выросла в «благочестивой и благородной семье». Возможно, так и было, поскольку родители сумели выделить единственной дочери неплохое приданое.

Около 1754 г. 22-летняя Ксения вышла замуж за Андрея Федоровича Петрова, певчего придворного хора. Андрей Петров был намного старше Ксении, но жили они счастливо. Правда, детей им Бог не дал; в житии говорится, что благочестивая жена соблюдала в браке девственность, но более вероятно, что Андрей Федорович имел проблемы со здоровьем.

Впрочем, семейной гармонии это не мешало; супругов сближала любовь к музыке, и по праздникам они вместе пели в приходском храме святого апостола Матфия. В этом деревянном храме, построенном на Матвеевской улице самим Доменико Трезини, Ксению, по легенде, обвенчали, а потом и отпели.

Дом супругов стоял неподалёку и был самый нарядный на маленькой улочке, которую из-за этого прозвали «улицей Андрея Петрова» (ныне Лахтинская).

Внезапная кончина мужа после всего четырёх лет счастливого брака как громом поразила несчастную Ксению. На похоронах она появилась в красно-зелёном мундире Андрея Фёдоровича. И на этом странности отнюдь не кончились: она раздала нищим все семейное добро, а потом решила избавиться и от дома, подарив его своей подруге Прасковье Антоновой.

Та отказалась и даже пошла вместе с родителями Ксении к начальству ее покойного мужа, чтобы оно помешало ей разбазаривать имущество. В полку только развели руками: вдова имела полное право поступать с наследством, как ей вздумается. В итоге Антонова приняла подарок, но пообещала давать в доме приют не только его бывшей хозяйке, но и всем, кто остался без крыши над головой.

С тех пор Ксения ни много ни мало 45 лет бродила по Петербургской стороне, чаще всего вокруг храма апостола Матфия. Бродила и в холод, и в дождь, отчего ее мундир превратился в лохмотья. В воспоминаниях о ней, напечатанных в «Ведомостях С.-Петербургского Градоначальства и Столичной Полиции», говорилось, что зимой, в жестокие морозы, она расхаживала по улицам и рыночной площади в каком-то оборванном балахоне и изношенных башмаках, надетых на босые ноги, распухшие и покрасневшие.

Спала обычно на паперти или в чьем-нибудь сарае. От теплой одежды отказывалась, могла принять в дар только красную рубашку и зеленую юбку или наоборот. В этом наряде, дополненном белым платком, ее и изображают на иконах. Когда ей давали деньги, брала только копейки с Георгием Победоносцем — «царем на коне», — а остальные монеты тут же раздавала нищим.

Все эти годы она отзывалась только на имя покойного мужа, говоря: «Ксения умерла — и Бог с ней». Говорила мало и невнятно, постоянно шептала молитвы. По ночам вместо сна уходила за город, в поля, и молилась до утра. Ее даже заподозрили в том, что она знается с разбойниками и помогает им сбывать награбленное, но следившие за ней сыщики убедились, что это не так, и сняли наблюдение.

Часто она бывала на расположенном неподалёку Сытном рынке, где торговцы наперебой старались ее угостить. Все знали: тому, у кого она возьмет яблоко или пряник, повезет в этот день в торговле. Порой она наотрез отказывалась, говоря: «ты обманщик», «ты бедных обижаешь» — и тогда можно было сразу закрывать лавку, которую покупатели обходили стороной. Однажды она опрокинула бочку меда, купец рассердился было, но увидел на дне здоровенную дохлую крысу. Все извозчики предлагали подвезти ее, это тоже сулило удачу в делах, но она никогда не ездила с пьяницами, которых безошибочно узнавала. osampsone.ru

В отличие от юродивых и кликуш, с которыми ее порой сравнивали, она не ругалась, не сквернословила, не грозила всем подряд небесными карами. Только однажды ее вывели из себя дети, швырявшие в нее грязью и обзывавшие «старой ведьмой». После этого «жители Петербургской стороны увидели ее в полном разгаре гнева: с палкой в руке, с развевающимися седыми волосами, с восклицанием «Окаянные! Жиденята!» быстрее вихря неслась она по улице вслед за толпой раздразнивших ее мальчишек». После того как виновники были примерно наказаны, никто уже не смел насмехаться над блаженной.

Нередко Ксения приходила в богатые дома — почти всегда без приглашения, поскольку хозяева таких визитов боялись. И не зря: явившись однажды к купчихе Крапивиной, она во всеуслышание сказала: «Вот, зелена крапива да скоро завянет!». Эту непонятную фразу вспомнили, когда вскоре нестарая, ничем не болевшая купчиха скончалась. Возможно, речь идет о легенде, однако на кладбище Александро-Невской лавры есть могила 35-летней купчихи Ирины Крапивиной, умершей как раз в те годы.

Есть подтверждение и у другого необычного предсказания, сделанного Ксенией ее подруге Прасковье Антоновой. Придя к ней в гости, блаженная вдруг сказала: «Вот ты здесь сидишь и чулки штопаешь, а не знаешь, что на Смоленском кладбище тебя сынок ждет. А ну беги скорей туда!». Прасковья, подобно Ксении не имевшая детей, побежала на кладбище и увидела у его ворот сбитую извозчиком беременную женщину, которая на глазах у нее родила малыша и тут же скончалась. Найти ее родственников не удалось, и Антонова усыновила мальчика, который стал позже важным чиновником и упоминается в документах как владелец бывшего дома Петровых.

Известно еще одно ее предсказание, которое она сделала своей подруге Голубевой, у которой была дочка-красавица, мечтавшая найти мужа. Увидев девушку, Ксения сказала: «Твой муж сейчас на Охте жену хоронит, иди ищи его». Вся округа уже считала ее пророчицей, только поэтому девушка бросилась выполнять это явно бессмысленное указание. За ней последовала и ее мать. Оказалось, что на Охтинском кладбище хоронили молодую жену доктора, который так убивался, что мать и дочь остались его утешать, — а через год младшая Голубева действительно стала его женой.

Некоторые предсказания Ксении касались важных исторических событий. В канун Рождества 1761 года она бегала по улицам и кричала: «Пеките блины, пеките! Скоро вся Россия будет блины печь!». На другой день умерла Елизавета Петровна.

В последние годы она взвалила на себя ещё одну в буквальном смысле тяжкую ношу. В 1794 году на старейшем в городе Смоленском кладбище начали строить первую каменную церковь Смоленской иконы Божией Матери. Приходя утром на стройку, рабочие удивлялись: сложенные внизу кирпичи оказывались подняты на леса. Лишь случайно выяснилось, что их по ночам носила Ксения, забираясь по шаткой лестнице с риском в любой миг рухнуть вниз. Вскоре после завершения строительства она умерла и была похоронена недалеко от той же церкви. Запись о захоронении не сохранилась, поскольку отпевали ее в «родном» Матфиевском храме.

Очень скоро на кладбище началось настоящее паломничество. С Петербургской стороны по всему городу разнеслись слухи о чудесах, творимых Ксенией как при жизни, так и после смерти. После горячей молитвы у могилы люди исцелялись от тяжких недугов, девушки встречали своих суженых, потерявшие ценную вещь находили ее..

Чудеса творились и дистанционно — для этого требовалось принести домой горсть земли с могилы. Естественно, что каждый год холм насыпали заново. Потом на могилу положили каменную плиту, но паломники разбили ее на мелкие куски и унесли. В итоге захоронение обнесли оградой, прикрепив к ней кружки для пожертвований. На собранные средства была сооружена каменная часовня, а потом другая, в византийском стиле, — ее проект создал известный архитектор Алексей Всеславин.

На могиле поместили новую плиту с надписью: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. На сем месте положено тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворного певчего в ранге полковника, Андрея Федоровича. Осталась после мужа 26 лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год; звалась именем Андрей Федорович. Кто меня знал, да помянет мою душу для спасения души своей. Аминь».

В годы послереволюционных гонений на церковь часовня вместе со Смоленской церковью была закрыта. Иконы, ризы, священную утварь уничтожили, в годы войны там находился склад ГСМ. Позже пытались устроить сапожную артель, потом мастерскую надгробных памятников. Говорят, из этого ничего не вышло: гвозди сами собой вылезали из подметок, надгробия разбивались, рабочие увольнялись. В 1987 году часовню снова освятили, а через год, когда в стране торжественно отмечалось 1000-летие Крещения Руси, Ксения была причислена к лику святых.

В честь ее по всей стране стали возводиться храмы, но в Петербурге такого храма до сих пор нет. Его пытались построить на месте дома Петровых, но городские власти предпочли отдать участок под торговый центр. Центром ее почитания по-прежнему остаётся Смоленское кладбище. У ее часовни всегда многолюдно: в ограду или под свечной ящик засовывают записки с просьбой вернуть здоровье, сдать экзамен, выйти замуж. Считается, что для исполнения просьбы нужно не только оставить записку, но и трижды обойти часовню против часовой стрелки.

Задолго до официальной канонизации Ксению считали покровительницей города на Неве. По слухам, она исцелила будущего царя Александра III — положенный под подушку мешочек земли с могилы избавил его от тяжелой болезни, и родившаяся через год дочь цесаревича получила имя Ксении. Святой молились в страшные годы революции, войны, блокады.

Сохранились рассказы о том, как она помогала найти хлебные карточки, спасала на фронте солдат, предупреждала ленинградцев о страшном наводнении 1924 года. Ее видели на кладбище и просто на улицах — маленькую, скромно одетую старушку в платочке, неотличимую от обычной пенсионерки, если не заглянуть в глаза.. Она стала частью мифологии Петербурга, но не утратила и ту роль, которую добровольно приняла, — молитвенницы за свой город, помогающей его жителям в трудный для них час.

Ссылка при копировании на сайт  osampsone.ru обязательна. 

 

 

 
 

Похожие статьи:

ПравославиеКнязь крестивший Русь

Теги: святые
Рейтинг: 0 Голосов: 0 686 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий